Гагаринский урок 10 апреля

      Комментарии к записи Гагаринский урок 10 апреля отключены

Ко Дню космонавтики, к Международному дню первого полета человека в космос, все образовательные организации Российской Федерации 5-й год подряд примут участие в Гагаринском уроке «Космос – это мы». Урок включен Министерством просвещения Российской Федерации в Календарь образовательных событий 2019/20 учебного года

Урок проводится ежегодно с 2016 года 12 апреля в Международный день космонавтики во всех детских садах и школах Российской Федерации. При поддержке Россотрудничества «Гагаринский урок «Космос – это мы» проходит в 97 Российских центрах науки и культуры за рубежом, в вузах, национальных библиотеках, школах, центрах дополнительного образования и культурных учреждениях.

В 2020 году Гагаринский урок будет посвящён юбилейным датам:
  1. «От победы в Великой Отечественной войне – к победам в космосе». 
  2. 60 лет (7 марта 2020 г.) отряду космонавтов. 
  3. 55 лет первому выходу человека в отрытое космическое пространство. 
  4. 50 лет миссии «Луноход-1» (первый в мире дистанционно управляемый самоходный аппарат). 
  5. 35 лет миссии космического корабля «Союз Т-13». Спасение орбитальной станции «Салют-7». 
  6.  80-летие летчика-космонавта СССР, дважды Героя Советского Союза  Виктора Петровича Савиных.
  7. 65 лет космодрому Байконур. 
  8. 90 лет со дня рождения летчика-космонавта СССР, дважды Героя Советского Союза Павла Романовича Поповича. 
  9. 90 лет со дня рождения летчика-космонавта СССР, Героя Советского Союза Юрия Петровича Артюхина.

 С Днём Космонавтики!

60-ЛЕТИЕ НАБОРА В ПЕРВЫЙ ОТРЯД КОСМОНАВТОВ СССР 

После успешного запуска первого искусственного спутника Земли в 1957 году советским руководством было принято решение о выводе на орбиту космического корабля, пилотируемого человеком. 5 января 1959 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 22-10СС «О медицинском отборе кандидатов в космонавты».  

14 января 1959 г. состоялось совещание специалистов под председательством академика Мстислава Всеволодовича Келдыша, на котором обсуждалось, как подбирать будущих космонавтов. Ими могли стать и лётчики, и подводники, и ракетчики, и автогонщики, и просто здоровые молодые люди. Медики предложили лётчиков-истребителей, поскольку те регулярно оказываются в условиях, напоминающих космический рейс: разнонаправленные перегрузки, кратковременная невесомость, понижение или повышение кровяного давления. Идею поддержал главный конструктор Сергей Павлович Королёв. Он, среди прочего, подчёркивал, что лётчики обладают широкими навыками. Королёв сформулировал следующие требования к будущим космонавтам: «Безупречное состояние здоровья при высокой психической устойчивости и общей выносливости организма; высокая лётная успеваемость при выраженных задатках воли, трудолюбия и любознательности; активное желание освоить полёты на ракетных летательных аппаратах; антропометрические параметры: рост не более 175 см, вес — до 75 кг, возраст — не старше 35 лет». 

22 мая 1959 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР № 569-264 «О подготовке человека к космическим полетам». 

В начале лета медики разбились на пары и разъехались по воинским частям. Они изучили 3456 медицинских книжек и отобрали 347 человек. Собеседование с лётчиками проходило довольно своеобразно. Один из вопросов звучал так: «Желаете ли вы летать на более современных типах самолётов, на новой технике?» Как правило, все отвечали утвердительно. В ходе беседы как бы невзначай задавался другой вопрос: «Хотели бы вы полететь на ракете вокруг Земли?» В этом случае реакция была различной. Большинство лётчиков говорили, что хотели бы, но иные медлили с ответом или отвечали: «Надо подумать», а некоторые сразу отказывались. 

Согласившихся кандидатов ждал дальше первый медицинских этап обследования, который проводился обычно в гарнизонном госпитале. После этих двух этапов в списке кандидатов в отряд космонавтов осталось 206 человек. Потянулись месяцы ожидания. За это время 52 человека сами приняли решение отказаться от участия в новом, неизвестном деле. Причины этого были самые разные, но основной было все же нежелание расставаться с летной работой. Таким образом, число кандидатов сократилось до 154 человек. 

Следующий этап отбора начался в октябре 1959 г. Перед этим, 30 сентября 1959 г. приказом Главнокомандующего ВВС и Начальника Главного военно-медицинского управления № 00240 была создана Главная медицинская комиссия (ГМК) в составе: А.Н. Бабийчук (председатель), А.Г. Кузнецов (зам. председателя), Е.А. Карпов (секретарь), в задачу которой входило вынесение окончательного экспертного медицинского заключения по результатам стационарного обследования кандидатов в космонавты. Научными консультантами этой комиссии были академики АМН Н.С. Молчанов, В.В. Парин и А.Л. Мясников. 

В различных авиационных частях был произведён отбор молодых и перспективных лётчиков для подготовки к космическим полётам. Начиная с октября 1959 г. все они группами по 30 – 40 человек прибыли в Центральный военный научно-исследовательский авиационный госпиталь (ЦВНИАГ) для прохождения углублённого медицинского обследования. Кроме всевозможных анализов и осмотров, кандидатов подвергали «нагрузочным пробам»: выдерживали в барокамере, крутили на центрифуге, проверяли устойчивость организма к гипоксии (пониженному содержанию кислорода в организме). 

К концу 1959 г. пройти двухэтапное психофизиологическое обследование удалось 29 офицерам. Все они были допущены к третьему этапу подготовки – специальным тренировкам. Однако директивой главнокомандующего ВВС устанавливалось, что численность отряда не должна превышать двадцати человек, поэтому руководству пришлось сделать окончательный отбор, переведя девятерых в резерв. 

10 декабря 1959 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР № 1388-618 «О подготовке человека к космическим полетам». 

7 марта 1960 г. приказом Главкома ВВС № 267 12 лётчиков различных частей были назначены слушателями в будущий Центр подготовки космонавтов. 9 марта 1960 г. приказом Главкома ВВС № 292 на должность слушателя-космонавта был зачислен Е.В. Хрунов. 25 марта 1960 г. приказом Главкома ВВС № 363 на должность слушателя-космонавта были зачислены Д.А. Заикин и В.И. Филатьев. 28 апреля 1960 г. приказом Главкома ВВС № 540 на должность слушателя-космонавта были зачислены П.И. Беляев, В.В. Бондаренко, В.С. Варламов и М.З. Рафиков. 7 июня 1960 г. приказом Главкома ВВС № 839 на должность слушателя-космонавта был зачислен А.Я. Карташов. Таким образом, 7 июня 1960 г. был полностью сформирован Первый отряд космонавтов, в который вошли 20 человек: 

  1. Аникеев Иван Алексеевич – опыта космических полётов не имеет; 
  2. Беляев Павел Иванович – лётчик-космонавт СССР №10; 
  3. Бондаренко Валентин Васильевич – опыта космических полётов не имеет; 
  4. Быковский Валерий Фёдорович – лётчик-космонавт СССР №5; 
  5. Варламов Валентин Степанович – опыта космических полётов не имеет; 
  6. Волынов Борис Валентинович – лётчик-космонавт СССР №14; 
  7. Гагарин Юрий Алексеевич – лётчик-космонавт СССР №1; 
  8. Горбатко Виктор Васильевич – лётчик-космонавт СССР №21; 
  9. Заикин Дмитрий Алексеевич – опыта космических полётов не имеет; 
  10.  Карташов Анатолий Яковлевич – опыта космических полётов не имеет; 
  11.  Комаров Владимир Михайлович – лётчик-космонавт СССР №7; 
  12.  Леонов Алексей Архипович – лётчик-космонавт СССР №11; 
  13.  Нелюбов Григорий Григорьевич – опыта космических полётов не имеет; 
  14.  Николаев Андриян Григорьевич – лётчик-космонавт СССР №3; 
  15.  Попович Павел Романович – лётчик-космонавт СССР №4; 
  16.  Рафиков Марс Закирович – опыта космических полётов не имеет; 
  17.  Титов Герман Степанович – лётчик-космонавт СССР №2; 
  18.  Филатьев Валентин Игнатьевич – опыта космических полётов не имеет; 
  19.  Хрунов Евгений Васильевич – лётчик-космонавт СССР 16; 
  20.  Шонин Георгий Степанович – лётчик-космонавт СССР №17. 

3 августа 1960 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР № 866-361 «О подготовке полета человека в космическое пространство» и «Положение о космонавтах СССР». 

Из-за отсутствия достаточной тренажёрной базы невозможно было готовить к полёту сразу всех слушателей, поэтому было принято решение отобрать из них шестерых для первоочередной подготовки. Начальник Центра подготовки космонавтов (ЦПК) Евгений Анатольевич Карпов выбрал шесть самых, на его взгляд, перспективных кандидатов: капитанов Павла Поповича и Андрияна Николаева, старших лейтенантов Юрия Гагарина, Германа Титова, Валентина Варламова и Анатолия Карташова. Вскоре из лидирующей шестёрки выбыли два кандидата: А.Я. Карташов (после одной из тренировок на центрифуге на спине Анатолия обнаружили мелкие кровоизлияния – петехии.); В.С. Варламов (во время купания на Медвежьих Озёрах неподалёку от ЦПК он получил травму шейного позвонка и попал в госпиталь). От дальнейшей подготовки Анатолий Карташов и Валентин Варламов были отстранены и отчислены из отряда. Вместо выбывших в лидирующую группу были включены Григорий Нелюбов и Валерий Быковский. 

В соответствии с Приказом Главкома ВВС о формировании группы из шести кандидатов в космонавты для подготовки к первому полёту в космос, слушатели-космонавты начали непосредственную подготовку к полёту. Лидирующая шестёрка кандидатов в составе: капитаны Быковский, Николаев, Попович, старшие лейтенанты Гагарин, Нелюбов, Титов – была утверждена 27 декабря 1960 г. 

14 января 1961 г. завершилось медицинское обследование кандидатов. Решением Главной медицинской комиссии все шестеро были допущены к выполнению космического полёта. 17 января 1961 г. впервые в истории началась сдача экзаменов на присвоение квалификации «космонавт». Кандидаты сдавали экзамен по конструкции, эксплуатации и навыкам управления космического корабля (КК) «Восток-ЗА». В результате Нелюбов и Быковский получили оценку «4», остальные – «5». На следующий день, 18 января, в ЦПК состоялся экзамен по теоретическому курсу космического полёта. Каждый слушатель тянул билет с тремя вопросами и отвечал после 20-минутной подготовки. Затем следовало несколько дополнительных вопросов. Все шестеро сдали экзамен на «отлично». 

В результате рассмотрения общей успеваемости кандидатов, личных дел, характеристик, медицинских книжек в протоколе комиссии была сделана запись: «Экзаменуемые подготовлены для производства полёта на КК «Восток-ЗА». Комиссия рекомендует следующую очерёдность использования космонавтов в полётах: Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Быковский, Попович». 

Таким образом, первая шестёрка слушателей закончила подготовку, и 25 января 1961 года Приказом Главкома ВВС №21 все шестеро были назначены на должности космонавтов в постоянный состав ЦПК. Им была присвоена квалификация «Космонавт ВВС».  

Определились главные кандидаты на первый космический полёт. 

55-ЛЕТИЕ ВЫХОДА В ОТКРЫТЫЙ КОСМОС АЛЕКСЕЯ АРХИПОВИЧА ЛЕОНОВА – ПЕРВОГО В МИРЕ ВЫХОДА ЧЕЛОВЕКА В ОТКРЫТОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО  

«Летая в космосе, нельзя не выходить в космос, как, плавая, скажем, в океане, нельзя бояться упасть за борт и не учиться плавать… Космонавт, вышедший в космос, должен уметь выполнить все необходимые ремонтно-производственные работы, вплоть до того, чтобы произвести нужную там сварку… Это не фантастика – это необходимость…» Такие пророческие слова произнес Главный конструктор Сергей Павлович Королёв в самом начале космической эры.  

18 марта 1965 года во время полета космического корабля «Восход-2», пилотируемого командиром Павлом Ивановичем Беляевым и вторым пилотом Алексеем Архиповичем Леоновым, был осуществлен первый в мире выход человека в открытое космическое пространство.  

“Восход” – наименование серии советских многоместных космических кораблей для полетов по околоземной орбите.  

Первый корабль из этой серии был выведен на орбиту 12 октября 1964 г. Он был снабжен системой мягкой посадки, имел резервную твердотопливную тормозную двигательную установку, новое приборное оборудование.  После первого успешного полёта многоместного космического корабля «Восход» была поставлена следующая цель – осуществление выхода космонавта в открытое космическое пространство. 

“Восход – 2” – двухместный космический корабль. Масса корабля – 5,6 т., масса спускаемого аппарата без шлюзовой камеры – 3,1 т. По компоновочной схеме и составу бортовых систем “Восход-2” соответствовал кораблю “Восход”. Основные отличия: наличие у “Восхода-2” шлюзовой камеры, системы шлюзования, элементов систем обеспечения и контроля выхода человека в космос. 

Шлюзовая камера «Волга» цилиндрической формы, полумягкой конструкции массой 250 килограммов имела два люка – один сообщался с кабиной спускаемого аппарата, второй служил для выхода в открытый космос. Наличие камеры в составе космического корабля позволило сохранить герметичность спускаемого аппарата при выходе космонавта в открытый космос и его возвращение. Она крепилась к внешней поверхности спускаемого аппарата корабля «Восход – 2». На участке выведения шлюзовая камера находилась в сложенном виде под головным обтекателем ракеты-носителя. После выхода на орбиту мощная система наддува обеспечивала наполнение шлюза воздухом и создание в нем такого же давления, как и в кабине корабля. После того как давление в шлюзе и в кабине выровнялось, Леонов надел ранец, в котором размещались баллоны со сжатым кислородом, подключил провода связи, открыл люк и вплыл в шлюз. В открытом космосе он пробыл 12 минут 9 секунд. Перед сходом корабля с орбиты шлюзовая камера отстреливалась от корабля. 

Алексей Архипович Леонов впервые в истории вышел из космического корабля «Восход-2» в открытое космическое пространство в скафандре «Беркеут». Он пять раз удалялся от корабля на расстояние до 5 метров, проведя в открытом космосе 12 минут 09 секунд (вместе с выходом и входом в шлюзовую камеру – 24 минуты).  

Скафандр «Беркут» (вес – 20 кг) существенно отличался от скафандра СК, в котором космонавты летали на кораблях «Восток». Для повышения надежности ввели дополнительную резервную герметичную оболочку. Верхний комбинезон сшили из многослойной металлизированной ткани – экранно-вакуумной теплоизоляции. По сути, он представлял собой своеобразный термос, состоящий из нескольких слоев пластиковой пленки, покрытой алюминием. Прокладки из экранно-вакуумной изоляции монтировались также в перчатки и в обувь. Наружная оболочка предохраняла космонавта и от возможных механических повреждений герметичной части скафандра, так как шилась из очень прочных искусственных тканей, не боящихся высоких и низких температур. Глаза космонавта защищал светофильтр из органического стекла с посеребрением, ослаблявшего интенсивность солнечного излучения.  

Система жизнеобеспечения размещалась в наспинном ранце массой 23 кг и включала, кроме системы вентиляции, еще два двухлитровых баллона с кислородом, рассчитанные на 45 минут работы. Страховка космонавта в открытом космосе обеспечивалась специальным фалом длиной 5,3 метра.  

Скафандр командира «Восхода-2» Павла Ивановича Беляева имел такую же конструкцию, как и скафандр Леонова. Беляев при необходимости мог разгерметизировать кабину корабля, открыть люк и выйти в шлюзовую камеру для оказания помощи Леонову.  

                                             Алексей Леонов и Павел Беляев после возвращения на Землю

По материалам музея космонавтики