Дунайский десант 1941 года. Часть I

      Комментарии к записи Дунайский десант 1941 года. Часть I отключены

Июнь 1941: Начало войны. Красная Армия заняла город в Румынии и удерживала его почти месяц

Советские мониторы на Дунае. Июнь 1941

22 июня 1941 года гитлеровская Германия и ее союзники атаковали Советский Союз. Первые месяцы войны были крайне тяжелыми для Красной Армии. Почти все попытки перехватить инициативу проваливались. Но именно что “почти”. В эти суровые дни советские войска вели и успешные наступательные операции. Одной из самых удачных операций в этом ряду был десант, который был высажен на румынском берегу 24-25 июня 1941 года. В ходе него были занятые укрепления на берегу Дуная, а вечером 25 июня советские десантники выбили румын из города Килия-Веке. Румыния была одним из самых активных союзников Гитлера во время нападения на Советский Союз. К 22 июня на границе с СССР были сосредоточены две румынские армии (3-я и 4-я), а также 11-я и часть 17-й армий вермахта. Им противостояли соединения Дунайской военной флотилии, пограничники, а также 51-я Перекопская стрелковая дивизия. Соотношение сил было не в пользу РККА. Но это что касается личного состава. А вот в том, что касается технической оснащенности, то здесь преимущество было на стороне РККА.

К исходу 22 июня части двух румынских армий — главной ударной силы агрессоров — заняли пять плацдармов на советской территории. Но уже к 25 июня четыре из этих плацдармов были уничтожены. И советское командование приняло решение провести десантную операцию на румынской территории. В районе города Килия-Веке была расположена артиллерия, которая вела обстрел советской территории. Операция проводилась в два этапа. Первый десант захватил мыс Сатул-Ноу, второй — город Килия-Веке. Румыны потеряли почти тысячу человек убитыми, ранеными и пленными. Советские войска — 5 человек убитыми и 17 ранеными (в ходе обеих операций). Успех позволил расширить плацдарм на территории Румынии, его протяженность составляла 70 километров. 27 июня румыны предприняли первую попытку отбить Килия-Веке. Всего таких попыток было 18. Однако все они были отражены частями РККА. Вполне вероятно, что советские солдаты и дальше смогли бы удерживать этот город. Но неблагоприятное развитие ситуации на других участках фронта привело к тому, что был отдан приказ оставить румынскую территорию. Последние советские солдаты покинули румынскую территорию 19 июля.

Тактика войны на чужой земле и малой кровью в действии

Советские пограничники, солдаты и моряки целый месяц не давали румынам перейти государственную границу СССР

Первый месяц Великой Отечественной войны отмечен множеством примеров мужества и героизма советских воинов, неделями сражавшихся в полном окружении против немецких войск. Так было, например, в Брестской крепости и на заставах Владимир-Волынского и Рава-Русского пограничных отрядов. Но первый месяц войны памятен еще и дерзкими контрударами советских войск, в числе которых легендарный Дунайский десант 24 июня 1941 года. Он стал не только первым советским морским десантом в ходе Великой Отечественной войны и не только первой успешной операцией такого типа: советским войскам удалось захватить на румынском берегу плацдарм площадью 280 кв. км и почти месяц удерживать его, не позволяя противнику даже пересечь государственную границу!

Наследники Суворова

К июню 1941 года Измаил, знаменитый крепостью, которую в 1790 году после недолгой, но тщательной подготовки решительным штурмом взял фельдмаршал Александр Васильевич Суворов, уже почти год как был советским городом. В состав СССР эти земли, бывшие некогда частью Российской империи и отторгнутые от нее Румынией после Октябрьской революции (кстати, ни Советская Россия, ни Советский Союз никогда не признавали этой аннексии), вновь вошли в 1940 году. После этого Измаил, ставший приграничным городом, превратился в основную базу Дунайской военной флотилии — военно-морского соединения, сформированного после воссоединения Бессарабии с СССР для обороны южного фланга советской границы.

Фотография мониторы «Мартынов» (на переднем плане) и «Ударный» на базе в Измаиле, сделанная румынской разведкой незадолго до начала войны. Очень скоро именно эти мониторы будут поддерживать высадку десанта на румынский берег Дуная. 
Источник: https://radio-rhodesia.livejournal.com

Задача перед моряками флотилии, равно как и перед пограничниками 79-го пограничного отряда, а также 51-й Перекопской стрелковой дивизии, стояла непростая. Румынский берег отстоял от советского не слишком далеко, и было совершенно очевидно, что в случае нападения на Советский Союз придется отражать морской, или, точнее, речной десант, главной целью которого будет Измаил как главная база Дунайской флотилии и один из важнейших портов Причерноморья. К тому же небольшое расстояние позволяло вести артиллерийский обстрел города и портовых сооружений, что сразу вело к нарушению снабжения войск. Единственным вариантом предотвратить такое развитие событий был встречный удар, точнее, десант, который можно было высадить на полуострове Сатул-ноу, располагавшемся всего в полукилометре напротив Измаила. И хотя прямых приказов разрабатывать планы подобной операции ни командир Дунайской военной флотилии контр-адмирал Николай Абрамов, ни командир 51-й дивизии генерал-майор Петр Цирульников не получали, военный опыт диктовал им сделать именно это. А опыта обоим хватало: у Абрамова за спиной было участие в Гражданской войне в Испании, а у Цирульникова — в Зимней войне 1939-1940 гг. «Удивить — победить» – это крылатое суворовское выражение наверняка было знакомо обоим военачальникам. И они были готовы удивлять своего противника, что вскоре и доказали на деле.

И на удар двойным ударом…

Великая Отечественная война началась в нижнем течении Дуная одновременно с атакой на других участках западной советской границы. Ранним утром 22 июня румынские войска при поддержке артиллерии и авиации попытались переправиться на советский берег, но потерпели неудачу. В этом немалую роль сыграли моряки Дунайской флотилии. Как и весь военно-морской флот на западных рубежах, они получили приказ наркома ВМФ адмирала Николая Кузнецова быть в полной боевой готовности незадолго до первых бомбежек и обстрелов. Это и позволило им встретить врага огнем. Были готовы к атакам и пограничники, а личный состав стрелковой дивизии генерал-майора Цирульникова сразу после начала артобстрела с румынской стороны занял свои оборонительные рубежи и успешно отразил все попытки противника высадить десант.

Монитор «Ударный», обеспечивавший артиллерийскую поддержку десанту 24 июня 1941 года, 
был вооружен двумя 130-миллиметровыми орудиями. 
Источник: https://radio-rhodesia.livejournal.com

Но порт Измаила к этому времени уже был выведен из строя. Это было заслугой румынской артиллерии, прежде всего тяжелой, стрелявшей с закрытых позиций в глубине прибрежной территории и недосягаемой для советской полевой артиллерии. Стрельба велась также из пушек бронекатеров и мониторов. Избавиться от огня, доставлявшего множество проблем и порту, и кораблям Дунайской флотилии, можно было только одним способом: захватив плацдарм на румынском берегу и уничтожив позиции артиллерийских корректировщиков, а если удастся, то и самих артиллеристов. Поскольку соответствующие планы были разработаны моряками и военными еще до начала войны, контр-адмирал Абрамов уже к середине дня 23 июня начал формировать ударную группу. В нее вошли бойцы пограничного отряда, переданного в оперативное подчинение флотилии, приписанная к ней же пехотная рота и речные корабли. В половине одиннадцатого вечера того же дня командующий сообщил о своем решении Военному совету Черноморского флота, которому подчинялась флотилия, а уже через час оттуда поступило разрешение на проведение операции.


Монитор «Мартынов» был одним из кораблей проекта СБ-37, к которому относился и монитор «Железняков» (на снимке). Источник: http://feldgrau.info

Силы десанта были внушительными: свыше 200 пограничников и пехотинцев на четырех бронекатерах при поддержке двух речных мониторов «Ударный» и «Мартынов», вооруженных крупнокалиберной артиллерией — 130- и 102-миллиметровыми орудиями. Мониторы должны были обеспечить десанту огневую поддержку, а бронекатера — доставить десантников как можно ближе к берегу и прикрыть огнем своих бронебашен от вражеских пулеметов и минометов.

Десант идет в атаку

Высадка десанта на румынский берег началась в 2.50 утра 24 июня и стала полнейшей неожиданностью для противника. Румыны были настолько уверены в своей безопасности, что даже не стали оборудовать берег противодесантными средствами типа врытых под водой кольев или скрытых проволочных заграждений. За что и поплатились: в течение часа мыс Сатул-ноу уже был в руках советских бойцов, а семь десятков румынских солдат и пограничников попали в плен. При этом никаких потерь наши войска не понесли, если не считать нескольких раненых.

Чтобы скрыть от румын подготовку к высадке десанта, бронекатера, которые должны были доставить бойцов на вражеский берег, до начала операции замаскировали на временных стоянках. Источник: https://e-libra.ru

Как только об успехе первого в истории Великой Отечественной войны морского десанта стало известно наверху, там немедленно приказали развить успех и расширить плацдарм. Это удалось сделать через два дня, в ночь на 26 июня. Вторая высадка была труднее первой, поскольку противник был готов к отражению новой атаки и успел укрепить западный берег реки противодесантными укреплениями. Но точное время и место десанта остались неизвестными румынам, и это сыграло на руку советским войскам. Несмотря на то, что уже на подходе наши бронекатера были обнаружены и обстреляны, это не помешало им высадить десантников и вернуться за следующими. А первая волна десанта, прыгавшая с катеров буквально по горло в воду, сразу же пошла в атаку, и этот внезапный напор настолько ошеломил румынских солдат, что их сопротивление достаточно быстро прекратилось. И к десяти часам утра городок Килия Веке (Старая Килия) был полностью в руках наших бойцов.


Посадка десанта на бронекатера Дунайской военной флотилии. Источник: https://e-libra.ru

Результат десантной операции 26 июня стал серьезным успехом для советских моряков, пехотинцев и пограничников. По официальным данным, румынские потери составили свыше 200 солдат и офицеров убитыми и не меньше полутысячи пленными. Были захвачены восемь артиллерийских орудий и три десятка пулеметов, а также свыше тысячи винтовок — все оружие разгромленной румынской группировки, состоявшей из стрелкового батальона и пограничной заставы. Потери советской стороны, по тем же официальным данным, были минимальными: пять человек убитыми и семеро ранеными (хотя некоторые исследователи истории Дунайского десанта, опираясь на воспоминания его участников, уверены, что в действительности они были как минимум на порядок выше).

Самый южный и самый северный

После того как была захвачена Килия Веке, румынская артиллерия и речной флот уже не контролировали нижнее течение Дуная в районе Измаила, и наши моряки могли безопасно перебрасывать на захваченный плацдарм все новые и новые подразделения. В итоге к концу дня 27 июня советские войска контролировали уже обширный участок вражеского берега: свыше 70 километров в длину и до четырех километров в глубину!

Бронекатера Дунайской флотилии на своей базе в порту города Измаил.
Источник: https://e-libra.ru

Это был плацдарм, идеально приспособленный для обороны. Окрестности Килия Веке представляли собой плавни, которые отделяли твердый берег Дуная напротив Измаила от остальной части суши. Сосредоточить здесь существенные силы для атаки было невозможно, что и доказали последующие бои. Первую массированную атаку на советский десант румынские войска предприняли 27 июня, но успеха они не достигли. Провальной была и следующая попытка, предпринятая 29 июня. А с 1 июля румыны, подтянув артиллерию и авиацию, начали масштабное контрнаступление. Но несмотря на то, что в ходе отражения 18 крупных атак советские части понесли заметные потери, плацдарм они не оставляли. Оборонялись вплоть до 18 июля, пока не был получен приказ об отходе. После этого корабли Дунайской военной флотилии без спешки и суеты вывезли с румынского берега всех наших бойцов, которые еще держали оборону, и вместе с ними ушли на юг, в Черное море, на помощь защитникам Одессы. Дунайский десант называют удачной импровизацией контр-адмирала Николая Абрамова и генерал-майора Петра Цирульникова, но в действительности успех определялся заранее проведенной подготовкой. Серьезного стратегического влияния на положение на фронте Дунайский десант не имел, но тактический успех его был налицо: в течение целого месяца часть румынской армии не могла вступить в боевые действия на советской территории, что стало существенным подспорьем войскам Южного фронта.

Кроме того, Дунайский десант имел колоссальное психологическое значение для всего советского народа. Предпринятая операция выступала доказательством того, что Красная Армия действительно умеет воевать на чужой земле и малой кровью. Другое такое доказательство было дано в то же самое время на противоположном конце советско-германского фронта – на Кольском полуострове. Там таким же непроходимым для противника стал участок советско-финской границы на хребте Мустатунтури, где немецкие войска, начавшие наступление 29 июня 1941 года, вообще не сумели ступить на нашу землю.

Дунайский десант. Детали операции

24 июня 1941 года наши войска высадились на румынскую территорию

22 июня 1941 года при поддержке немецкой авиации румынские войска начали артиллерийский обстрел советских придунайских городов: Измаила, Килии, Рени и главной базы Дунайской флотилии. Почти одновременно с началом обстрела румыны предприняли попытку форсировать Дунай в нескольких местах и обеспечить себе плацдармы. На пути наступающих находилась лишь одна дивизия – 51-я Перекопская стрелковая, укомплектованная по штатам мирного времени. Командовал дивизией генерал-майор Пётр Гаврилович Цирульников. Здесь, у впадения Прута в Дунай неподалеку от города-порта Рени и близ села Джурджулешты, высился железнодорожный мост – единственный на всём 170-километровом участке рубежа, доверенном 79-му погранотряду. По мосту этому тянулись рельсы – они связывали территорию Румынии с Советским Союзом. А рядом был деревянный мост для гужевого и автомобильного транспорта. Всё вместе – важнейший узел дорог, ключ ко всей южной Бессарабии. Враг пытался сходу захватить оба моста. Бомбил все подступы к ним. Обстреливал из пушек и минометов заставу, одновременно высадил десант на лодках – по мостам пройти не мог. Казарма заставы горела, вокруг рвались снаряды, но пограничники не покидали своих постов. Тем не менее, румыны были отброшены и перешли к обороне.
После неудачи 22 июня противник значительно усилил артиллерийский обстрел советской территории. По настойчивым требованиям командира 23-го стрелкового полка капитана (!) Сироты, срочно представленного к званию майора, 23 июня генерал. Цирульников дал разрешение высадить десант в районе города Килия-Веке на румынском берегу Дуная и уничтожить стоявшие там артиллерийские батареи.

Карта района боевых действий

Решение командира дивизии было поддержано командованием Южного фронта, и для высадки и поддержки десанта были выделены корабли Дунайской флотилии.
Главную ударную силу Дунайской флотилии составляли мониторы проекта СБ-37 «Ударный», «Железняков», «Жемчужин», «Мартынов» и «Ростовцев», построенные на киевской судоверфи «Ленинская кузница». Отряд высадки десанта состоял из 4 бронекатеров. Мониторы же оказывали десанту артиллерийскую поддержку. В состав десанта были выделены сводная рота пограничников под командованием капитана Васицкого, по одной пулеметной и стрелковой роте, а в состав артиллерийских сил поддержки десанта добавили три батареи на восточном берегу. Сосредоточение сил десанта производилось в Кислицкой протоке Дуная. Утром 24 июня после артиллерийской подготовки в назначенной точке десант был высажен. В стремительном бою румынские войска на этом участке были разгромлены, а 70 солдат и офицеров взяты в плен. Для развития успеха на захваченный плацдарм сразу был высажен один стрелковый батальон 51-й дивизии. Мыс Сатул-Ноу был полностью очищен. С нашей стороны убитых не было, до 10 человек получили ранения.

Среди румынских войск началось брожение – румыны подумали, что война проиграна и целыми подразделениями шли сдаваться к нам в плен. Так на хуторе Килия в полном составе в плен сдалась целая рота рота 17-го отдельного румынского батальона во главе с её командиром капитаном Ефтимием Кроатору. На захваченной территории был сформирован лагерь для румынских военнопленных. Начальником лагеря стал рядовой Иван Фурс, знавший румынский язык. Впоследствии пленных эвакуировали, в 1943 году включили в состав формируемой дивизии имени Тудора Владимиреску.
Советское командование немедленно решило развить достигнутый успех и приступило к подготовке высадки второго десанта непосредственно в Килия-Веке. Отряд высадки – 4 бронекатера, 10 пограничных катеров. Командир высадки – командир Килийской группы кораблей капитан-лейтенант И.К. Кубышкин. Для артподдержки были выделены значительные силы артиллерии. Силы десанта – три батальона 23-го стрелкового полка. Бой по захвату Килия-Веке начался поздно вечером 25 июня. Ввиду малого количества кораблей десант высаживался поэшелонно, по 1 батальону в каждом эшелоне. Ночная атака оказалась внезапной для врага. Румыны заметили подход советских катеров слишком поздно. Несмотря на открытый артиллерийский огонь (повреждены два катера), десант сумел высадиться на румынский берег. Гарнизон организованного сопротивления оказать не смог, возникла паника. В ночном бою город был занят. К 10 часам утра 26 июня десант полностью овладел укреплённым районом и занял плацдарм глубиною до 3 километров и по фронту до 4 километров. Были разгромлены усиленный артиллерией пехотный батальон и погранзастава, противник потерял более 200 солдат и офицеров убитыми, около 500 (по другим данным даже 720) человек сдались в плен, захвачены 8 орудий, 30 пулемётов, свыше тысячи винтовок. В этом бою десант потерял 5 человек убитыми и 7 ранеными.

В течение суток 26 июня на румынском берегу катерами флотилии были высажены небольшие подразделения 51-й дивизии, занявшие важные в военном смысле поселки и острова, что позволило объединить оба плацдарма в один. В результате оба берега Килийского гирла от устья реки Рапиды до Переправы (протяженность около 70 километров) находились в руках советских войск. Измаильская группа кораблей получила свободу действий и могла оказать эффективную поддержку сухопутным частям. Поскольку общая обстановка на советско-германском фронте сложилась в пользу противника, рассчитывать на прибытие подкреплений и развитие наступления вглубь румынской территории было нельзя. Командир дивизии отдал приказ прочно удерживать занятый плацдарм и закрепиться на достигнутых рубежах. Для укрепления обороны в Килия-Веке было переправлено ещё несколько подразделений 23-го стрелкового полка. Десантники удерживали захваченный плацдарм на румынской территории до 24 июля. Это был месяц напряженных боев, беспрерывного отражения атак превосходящих сил противника, месяц ежедневного, ежечасного героизма каждого участника десанта, каждого члена команд боевых кораблей. Действия десантников и Дунайской флотилии сорвали наступление на Одессу на приморском фланге. За этот период было отбито 24 попытки врага высадить десант на советском берегу. Мониторы «Ударный», «Железняков», «Жемчужин», «Ростовцев», бронекатера и тральщики уничтожали десанты противника, не допуская прорыва врага к Измаилу.

Монитор «Железняков»
Н.О. Абрамов

Справка: Николай Осипович Абрамов (13 декабря 1897, рудник Язаш, (ныне — Аргаяшский район, Челябинская область) — 27 июля 1964, Ленинград) — советский и польский военачальник, контр-адмирал.

Биография

Н.О. Абрамов был мобилизован в 1916 году. Начинал службу матросом — учеником Машинной школы, затем — машинист Балтийского флотского экипажа, машинист учебного судна, переведен на эскадренный миноносец. В 1917 году вступил в РСДРП(б). В 1917—1918 годах продолжил службу в морских отрядах Петрограда и Кронштадта. В Красной Армии с 1918 года. Участник Гражданской войне на Восточном фронте. В 1919 году Н. О. Абрамов окончил пехотные курсы командного состава. В сентябре того же года в связи с болезнью он был демобилизован из РККА. Поступил на учёбу Свердловскую совпартшколу, которую окончил в 1921 году. В дальнейшем Н.О. Абрамов был призван в ВМФ. До июня 1924 два года — слушатель Военно-морского политического училища им. Рошаля. Получил назначение военным комиссаром канонерской лодки «Беднота», на которой служил до октября 1925 года. Затем в течение конца 1925 — 1928 года обучался на параллельных классах Военно-морского училища им. Фрунзе. С сентября 1928 по октябрь 1929 года Н. О. Абрамов нёс службу помощником командира канонерской лодки «Красный Аджаристан», позже до октября 1930 — командир канонерской лодки «Красная Грузия».

В 1930 году продолжил учёбу в Военно-морской академии имени К. Е. Ворошилова, окончив которую, в 1933 году получил назначение на должность старшего помощника командира крейсера «Червона Украина». С 1934 до конца 1936 года Н. О. Абрамов — начальник штаба дивизиона канонерских лодок, затем командир эскадренного миноносца «Быстрый», командир эскадренного миноносца «Шаумян», командир лидера «Харьков». Участник Гражданской войны в Испании. В 1936—1939 годах был военно-морским советником командира соединения эскадренных миноносцев республиканского флота. В обязанности Н.О. Абрамова входило обеспечение доставки грузов необходимых республиканцам, встречей и конвоированием транспортов. В апреле 1939 года получил звание капитана 1 ранга и был назначен начальником группы для особых поручений при Военном Совете Черноморского флота. До февраля 1940 года — заместитель начальника штаба Черноморского флота, затем в течение марта — июля 1940 был командующим Днепровской военной флотилией. С 4 июня 1940 года — контр-адмирал. В июле 1940 года после расформирования ДВФ Н.О. Абрамов был назначен командующим Дунайской военной флотилией.

Контр-адмирал Н.О. Абрамов

Начало Великой Отечественной войны встретил в этой должности. Флотилия под командованием Абрамова вместе с частями РККА сдерживала противника в боях на государственной границе СССР, вела контрбатарейную борьбу с румынской артиллерией. В июле 1941 года руководил перебазированием кораблей флотилии из Измаила в Одессу и Херсон. Флотилия обеспечивали отход войск 18-й и 9-й армий и переправу на левый берег Южного Буга. Так как, в Херсоне в тот момент боеспособных сухопутных войск не было, оборона города была поручена Дунайской военной флотилии. В августе 1941 года Абрамов был назначен начальником Херсонского гарнизона с оставлением в прежней должности командующего Дунайской военной флотилии. В начале сентября ему была поручена оборона левого берега Днепра на участке Кринки — Днепропетровский лиман, тогда же им был организован сводный полк, в который вошли береговые подразделения флотилии.

С октября 1941 года был комендантом 2-го сектора береговой обороны Севастополя. В декабре 1941 он в качестве командира отряда канонерских лодок командовал высадкой десанта в Крыму в районе горы Опук. Однако по ряду причин Керченско-Феодосийская десантная операция закончилась безрезультатно. Его отряд из-за невыполнения поставленной задачи был перенацелен на другой участок высадки. В декабре 1941 — январе 1942 года по приказанию Военного Совета флота высадил в Камыш-Буруне (Аршинцево) десант около 2000 человек. Затем был отстранен от должности командующего Дунайской военной флотилии. Получил назначение на должность командира учебного отряда ЧФ до марта 1942 года. Далее Н.О. Абрамов был назначен командиром Иоканьгской военно-морской базы Северного Флота, по этом посту служил с апреля 1942 по октябрь 1944 года.

Контр-адмирал Н.О. Абрамов

В конце 1944 года Абрамов направлен в освобождённую Болгарию помощником председателя Союзнической контрольной комиссии по морским вопросам. Учитывая международный и боевой опыт контр-адмирал Абрамов в августе 1945 года был назначен командующим Польским военно-морским флотом. На этом посту Абрамов занимался, в первую очередь, формированием ВМФ, восстановлением кораблей и судостроительных заводов Польши. С февраля 1946 год по январь 1948 года — командир отряда учебных кораблей Юго-Балтийского флота. В 1948—1960 годах служил при Главнокомандующем ВМС, занимался приёмкой военных кораблей. В мае 1960 года Абрамов был уволен в отставку. Возглавлял ленинградскую секцию ветеранов-испанцев. Умер в 1964 году. Похоронен на Ново-Волковском кладбище.

Пётр Гаврилович Цирульников (1900—1985) — советский военачальник, генерал-майор (1940), участник Гражданской, советско-польской, советско-финской и Великой Отечественной войн. В 1941 году попал в немецкий плен, бежал из него. В 1944 году репрессирован, реабилитирован в 1953 году.

Биография

Родился 3 июля 1900 г. в деревне Кирилловка Мосальского уезда Калужской губернии в семье плотника. После окончания сельской школы работал пастухом, плотником, чернорабочим. В феврале 1919г. Цирульников добровольно пошёл на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Принимал участие в Гражданской войне, в боевых действиях против финских войск в районе Ладожского озера. В 1920 г. Цирульников принимал участие в советско-польской войне, был ранен в руку. В 1924 г. Цирульников окончил пехотную школу в Тамбове, командовал рядом стрелковых подразделений. В 1930 г. он окончил высшие командные курсы «Выстрел», после чего до 1936 г. командовал различными стрелковыми подразделениями. В 1937-1939 гг. Цирульников командовал стрелковым полком 51-й стрелковой дивизии Ленинградского военного округа. 16 августа 1938 г. ему было присвоено звание полковника, 4 ноября 1939 г. — комбрига. В 1939 г. Цирульников был назначен командиром этой дивизии. На этой должности принимал участие в советско-финской войне. 4 июня 1940 г. ему было присвоено звание генерал-майора.

Генерал-майор П.Г. Цирульников

В октябре 1941 года, во время Великой Отечественной войны, попал в плен, но вскоре бежал из лагеря в Днепропетровской области. 11 ноября 1941 г. Цирульников вышел в расположение советских войск. 18 февраля 1942 г. он был арестован по обвинению в преступном руководстве войсками и потере управления. На допросах генерал признал свою вину не только в том, в чём обвинялся, но и в том, что, находясь в плену, сотрудничал с противником, выдавая ему служебную информацию. Однако то, что он был завербован германской разведкой, Цирульников категорически отрицал. 29 января 1944 г. он был уволен из рядов Красной Армии. В течение десяти лет Цирульников без суда и следствия находился в заключении, после чего он был осуждён к 12 годам лишения свободы по статье 193-17 п. «б».

28 августа 1953 г. Цирульников был реабилитирован и восстановлен в звании и в рядах вооружённых сил. В 1954 г. он окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба. В 1955—1957 гг. был начальником военной кафедры Московского авиационного института. 9 января 1957 г. Цирульников вышел в отставку по болезни. Умер 28 января 1985 г. в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище, в Москве.

Мониторы «Ударный» и «Мартынов» поддерживают огнем Дунайский десант 24 июня 1941 года. Рисунок художника Владимира Барышева, 1984 год. Источник: https://radio-rhodesia.livejournal.com
Монитор “Мартынов” типа Железняков

https://histrf.ru/biblioteka/b/dunaiskii-diesant-1941-ghoda-taktika-voiny-na-chuzhoi-ziemlie-i-maloi-kroviu

https://www.anaga.ru/dunajskij-desant.htm