Открытие мемориальной доски старшему матросу Б.Л. Нечаеву

      Комментарии к записи Открытие мемориальной доски старшему матросу Б.Л. Нечаеву отключены

6 августа 2020 года в пгт. Новоозёрное состоялось торжественное открытие мемориальной доски подводнику, старшему матросу Борису Леонидовичу Нечаеву

Родился Борис Леонидович Нечаев в 1945 году на Дальнем Востоке, в маленьком военном городке, где жили семьи летчиков. На фронтах Великой Отечественной отцу Бориса побывать не довелось. Но военный летчиков “придерживали” в Приморье неслучайно: неподалеку от их городка на японской границе стояла миллионная Квантунская армия, готовая вспупить в бой, как только Гитлер одержит решающую победу на Западе. В 1945 году дальневосточные летчики, среди которых был и Нечаев-старший, все-таки получили возможность сражаться – впрочем, через месяц боев Япония объявила о своей капитуляции.

Разумеется, все мысли Бориса были заняты самолетами и готовил он себя к карьере офицера авиации. В начале 1964 года, когда отец вышел в запас в чине подполковника, семья Нечаевых перебралась на Азовское побережье, в Ейск. Причин переезда было две: во-первых, Ейск был родным городом матери Бориса, во-вторых, там было летное училище, о поступлении в которое мечтал девятнадцатилетний юноша. Но не за горами был призыв в армию, и Борис, решив не спешить с училищем, устроился работать слесарем на Ейский судоремонтный завод. Осенью Нечаеву пришла повестка. В военкомате сказали – пойдешь служить на Черноморский флот. После прохождения в Севастополе курса молодого матроса Нечаев отправили рулевым на подводную лодку.

“Понятливость у него отменная”, – не раз говорил о Борисе боцман. Рулевую систему Нечаев изучил вдвое быстрее положенного срока. Впрочем, он все старался делать на совесть. Однажды боцман решил устроить профилактику брашпильному устройству. С работой матросы засветло не уложились, слишком много ее было: тут подкрасить, там заменить деталь или смазку. Окончательную сборку устройства боцман отложил до утра. Но когда за час до поднятия флага он зачем-то подошел к брашпилю, последняя гайка была уже на своем месте. “Нечаева работа!” – решил боцман. И оказался прав. “А вдруг бы нам с утра тревогу сыграли с выходом в море? Вот и поднял я ребят пораньше”, – объяснялся с боцманом Борис.

Не терял Нечаев и в экстремальных ситуациях. Однажды подлодка после учебного выстрела потеряла практическую торпеду. Возвращаться на базу, пока торпеда не отыщется или не будет уверенности в том, что она затонула, командир корабля не имел права. Трое суток подлодка, будто на привязи, кругами ходила вокруг засеченной точки. Нигде ничего. Найти злополучную торпеду помогло упорство Нечаева. Все эти дни он практически не покидал “орлиного гнезда” – так моряки называли место рулевого-сигнальщика на ограждении рубки. И наконец разглядел торпеду, которая не затонула, но была довольно сильно притоплена. Чтобы снова не потерять торпеду, предстояло до подхода судна-“торпедолова” закрепить ее на тросе. Матросы попытались сделать это с помощью отпорного крюка – не вышло. Тогда для “укрощения” торпеды командир вызвал добровольцев. Нырнув за борт, Борис Нечаев протянул трос, который держал торпеду, через подъемный рым. После этого торпеда была уже не опасна.

Служба Бориса проходила достаточно интересно. В одном из учебных походов его подлодка пересекла семь морей и два океана, направляясь вокруг Европы на базу Северного флота. Турецкие воды корабль миновал в надводном положении – командир имел официальное разрешение следовать через проливную зону. В водах Босфора лодку начал догонять катер под турецким флагом. На его палубе и даже на крыше рубки сидели какие-то люди с кино и фотоаппаратами в руках. От любопытного катера командир уводил подводный корабль полным ходом. А в Эгейском море, когда на вахте находился матрос Нечаев, прямо над лодкой завис большой самолет. “Морской разведчик типа “Нептун”!” – уверенно доложил вахтенный командиру корабля (кому,как не Борису досконально знать типы самолетов?).

Трансокеанский переход пришел на ненастное осеннее время. В надводном положении лодку беспрерывно трепали штормы. Особенно экипажу досталось в Норвежском море неподалеку от Лофотенских островов. Сутками раньше субмарина пересекла Северный полярный круг. Еще долго вспоминалось это событие старшему матросу Нечаеву. Да и как забыть о нем? За полярным кругом весь экипаж лодки по морской традиции получил по глотку едкой соленой воды из-за борта. Доморощенным “богом морей” был Борис. Приклеив бороду из веревочной швабры, он степенно ходил по отсекам, угощал матросов чаркой забортной воды и каждому вручал именное удостоверение о пересечении шестьдесят седьмого градуса северной широты. Полюс решил устроить подводникам серьезный экзамен. На лодку беспрерывно налетали снежные заряды и шквалы. Удерживать постоянный курс было практически невозможно, субмарина все время рыскала из стороны в сторону. Чтобы легче было держать корабль навстречу волне, решили притопить его носовую часть. Качка уменьшилась, но волны, свободно перекатываясь через настройку, обдавали водой стоящих наверху матросов. Промокших насквозь вахтенных через час приходилось сменять.

После очередной вахты Нечаев спустился вниз. Здесь его ожидала пара чашек горячего, обжигающего чая и теплая постель. Отдых, однако, был недолгим. Вскоре Нечаева растормошил инженер-механик. Оказалось, на палубе потекла воздушная захлопка, необходим срочный ремонт. Именно к Нечаеву капитан-лейтенант обратился неспроста. Уже давно Борис слыл на корабле мастером на все руки – давал себя знать опыт работы слесарем-инструментальщиком. На второй год службы матрос Нечаев получил квалификацию специалиста второго класса. Командир электромеханической части давно уже подумывал о том, чтобы забрать к себе рулевого, которого никак не хотел лишиться боцман. В конце инженер-механик выиграл “бой” за нужного ему человека: во время доковых работ он зачислил Бориса Нечаева в ремонтную бригаду…

Вслед за инженером-механиком Нечаев взобрался на кормовую надстройку. Каждый новый вал прижимал моряков к палубному настилу, угрожая снести за борт, но оба ни на минуту не прекращали орудовать ключами и кувалдами. Рядом на всякий случай лежали спасательные круги. Через полчаса промокший до нитки офицер докладывал командиру: “Все в порядке, можно давать полный ход”. Позади него стоял не менее вымокший и озябший Нечаев. Назавтра за проявленное упорство его ожидала лучшая из всех наград – три дополнительных для отдыха к очередному отпуску. Этот отпуск старший матрос Нечаев так и не успел получить. В тот день, на лодке из-за вспыхнувшего пожара была объявлена тревога, он начал действовать одним из первых, опередив других. И погиб. А через год, 9 мая 1967 года, на Черноморской базе подводных лодок был открыт памятник кавалеру ордена Красной Звезды Борису Леонидовичу Нечаеву.

Справка: 8 мая 1966 г. на подводной лодке 613 проекта “С-384” (командир капитан 2 ранга Н.Л. Маталаев), находившейся в Донузлаве вместе с эсминцем «Пламенный» и другими кораблями в составе дежурных сил флота, возникла серьезная аварийная ситуация вследствие пожара, возникшего от распространения перекиси водорода в первом отсеке. Борис Нечаев, выполняя приказание командира, ценой своей жизни предотвратил взрыв боезапаса и спас не только лодку, но и остальные дежурные силы флота (рядом стоящие корабли с их экипажами). А о том что произошло на борту лодки, рассказывал командир лодки Никита Львович Маталаев:

– В предпраздничный день, 8 мая, после ужина, личный состав свободный от вахты убыл на стадион для проведения футбольного матча с командой другого экипажа. Вахтенный ЦП при обходе лодки в 18.50 осматривал носовые торпедные аппараты и обернувшись на хлопок, увидел, как из-за стелажной торпеды бьет парообразная струя, которая, попав на брезент, воспламенила его. Вахтенный выскочил из 1-го отсека во 2-ой, задраил переборку и объявил тревогу. Оценив обстановку с командиром БЧ-5 и старпомом, я дал приказ заполнить 1-й отсек через главную осушительную магистраль и одновременно отдраить сверху торпедопогрузочный люк. Вахтенные продолжали пытаться отдраить торпедопогрузочный люк, чтобы подать воду для тушения пожара с плавбазы “Эльбрус”, около которой мы стояли. Когда передние крышки стали “дышать”, т.е. отжиматься давлением из 1-го отсека, по моей команде командиры ракетных и торпедных катеров, стоявшие поблизости, а также подводной лодки “С-157” (командир В.Храповицкий), отошли от причала на случай взрыва. Открытие торпедопогрузочного люка шло очень тяжело, т.к. внутреннее давление прижимало камальеру и не давало ее развернуть. Последним, кто нажал на рукоятку защелки люка, был старший матрос Борис Нечаев. Высоким давлением была отброшена крышка люка, тяжелый удар принял на себя старший матрос Нечаев. Струей чего-то желтого, обжигающего меня и старпома К.Александрова отбросило от сидений на мостике к радиопеленгаторной рамке. Когда я открыл глаза, понял, что жив, окликнул старпома, услышал, что он жив, я бросился к носу лодки. К этому моменту уже подали несколько пожарных рукавов с плавбазы и начали заливать отсек водой. Струя вырвавшегося давления отбросила Бориса Нечаева за борт и он, получив от удара смертельную травму, ушел под воду. Водолазы нашли его тело только на третий день поиска. Вахтенные и моряки с плавбазы борьбу за живучесть лодки продолжали около трёх часов. На следующий день, вместо праздника Победы мы начали выгружать торпеды с подводной лодки. В результате пожара 1-й отсек выгорел полностью, на его восстановление ушел месяц. Старший матрос Борис Нечаев почетно был похоронен в Балаклаве, ему был уставлен памятник.

Donuzlav_1.PNG5.png
Donuzlav_1.PNG17.png
DSC_0923-2.jpg
Мемориал в центре Новоозёрного
DSC_4195-2.jpg
Коллективные фото у мемориальной доски Б.Л. Нечаеву
Продольный разрез дизельной п/л проекта 613
Носовой_торпедный_отсек_пл_613.jpg
Носовой торпедный отсек п/л проекта 613
Подводная лодка “С-384” Черноморского Флота (фото А.Кузенкова)

Дизельная подводная лодка “С-384” была заложена 29.09.1956 г. в Николаеве на Черноморском судостроительном заводе (№ 444), заводской номер 462. Спущена на воду 15.04.1957 г., вступила в строй 30.11.1957.

В ходе службы была подлодка модернизирована по пр.613Ц по проекту ЦКБ-112 с целью дальнейшего усовершенствования, включая увеличение глубины торпедной стрельбы. Так же на данной лодке были установлены серебряно-цинковые аккумуляторные батареи, поэтому главные электродвигатели были у неё помощнее стандартных для пр.613. Для получения большей дальности действия гидроакустической станции она имела более растянутую базу: в цистернах главного балласта были установлены приемоизлучатели по всей длине лодки. Примерно раз в полгода лодка 1-2 месяца обеспечивала испытания, проводимые научной группой.

ТТД:
Водоизмещение (надводное/подводное): 1080/1350 т.
Размеры: длина – 76 м, ширина – 6,6 м, осадка – 4,55 м.
Скорость хода (надводная/подводная): 18,3/13,1 узлов.
Глубина погружения: рабочая 170 м, предельная 200 м.
Дальность плавания: над водой 13000 миль, под водой 353 миль.
Силовая установка: 2х2000 л.с. дизеля, 2х1350 л.с. гребных электродвигателя, 2х50 л.с. электродвигателя экономического хода
Вооружение: 4 носовых + 2 кормовых 533-мм торпедных аппарата, 12 торпед, мины АМД-1000 – 22 шт. (принимались вместо торпед), 1х2 57-мм автоматическая спаренная зенитная артиллерийская установка СМ-24-ЗИФ, 1х2 25-мм автоматическая спаренная зенитная артиллерийская установка 2М-8 (начиная с 1956 года артиллерийское вооружение было снято).
Экипаж: 52 чел.

За проявленное мужество старший матрос Борис Леонидович Нечаев Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 сентября 1966 года награжден (посмертно) орденом Красной Звезды, который передан на вечное хранение в музей Черноморского Флота, в Севастополе.

Книга Почета и Знак ЦК ВЛКСМ

Решением ЦК ВЛКСМ от 15 ноября 1966 года имя отважного комсомольца занесено в Книгу почета Ленинского комсомола. Приказом Главнокомандующего Военно-Морским флотом Борис Нечаев навечно зачислен в списки своей воинской части.

В Ейске согласно Постановлению Совета Министров РСФСР от 13 августа 1971 года на судоремонтном заводе был построен буксирный катер, ему присвоено имя героя, бывшего работника предприятия. «Борис Нечаев» был спущен на воду 18 октября 1972 года в Ейском порту в присутствии родителей и друзей Бориса. На протяжении многих лет буксир «Борис Нечаев» нёс вахту, встречая и провожая корабли, был и лоцманом, и ледоколом.

Памятник Б.Л. Нечаеву в Балаклаве открыт 9 мая 1967г.
Ветераны подводники на могиле Б.Л. Нечаева в Балаклаве
Памятный знак на мемориале подводникам Черноморского подплава на территории  Севастопольского дивизиона 4-й отдельной Констанцской ордена Ушакова бригады подводных лодок Черноморского Флота
Мемориальная доска Б.Л. Нечаеву в Ейске
Скульптура страшему матросу Б.Л. Нечаеву в Ейске

6 августа в центре Новоозёрного собрались три группы ветеранов-подводников, ветеранов Вооруженных Сил из Севастополя, Евпатории, Новоозёрного для участия в открытии мемориальной доски. К ветеранам присоединилась группа кадет Новоозёрновской школы и делегация гостей из ЛНР, военнослужащие Крымской военно-морской базы, гости из Москвы – руководство Ассоциации “Воин”

Мемориальная доска подводнику, рулевому сигнальщику “С-384” ЧФ Б.Л. Нечаеву в Новозёрном

Светлая память герою!

В ходе торжественного мероприятия выступили: председатель Севастопольской РОО ССВП капитан 1 ранга в отставке Манторов В.Т., ветеран-подводник, старший мичман Погодин А.М., представители командования Крымской военно-морской базы, руководители ассоциации “Воин”, гости из ЛНР, ветераны ВМФ и Вооруженных Сил из Евпатории, Новоозёрного, учителя и школьники Новозёрновской средней школы г.Евпатории. В конце митинга прошло награждение ветеранов армии и флота почетными грамотами, диломами и медалями.

Инициатором установки мемориальной доски выступил старший мичман запаса, ветеран-подводник ТОФ – Погодин Александр Михайлович.

Чтят память старшего матроса Б.Л. Нечаева и в балаклавской средней школе №33, где усилиями капитана 1 ранга в отставке В.Т. Манторова в прошлом году был открыт музей подводников и создан мемориальный уголок Бориса Нечаева

Уголок, посвященный подвигу Б.Л. Нечаева, в музее ГБОУ СОШ №33 имени Героя Советского Союза В.Г. Погорелова

Новое поколение подводников России бережно хранит память о подвиге старшего матроса С-384 Б.Л. Нечаева

Койка старшего матроса Б.Л. Нечаева в кубрике Севастопольского отдельного дивизиона подводных лодок ЧФ
Материалы из кубрика

Музей подводников. Севастопольский совет ветеранов-подводников