Поиски затонувших подводных лодок Д-4 и Л-23

      Комментарии к записи Поиски затонувших подводных лодок Д-4 и Л-23 отключены

В Севастополе продолжаются поиски затонувших подводных лодок. Специалисты не оставляют надежды найти затонувшие во время Великой Отечественной войны подводные лодки Д-4 и Л-23.

Район поиска двух затонувших в акватории Севастополя в годы Великой Отечественной войны советских подводных лодок Д-4 и Л-23, будет расширен. Об этом ТАСС сообщил руководитель российской археологической экспедиции «Нептун». По его словам, уже сейчас район поиска расширился от мыса Тарханкут до Сочи.

Целью экспедиции «Нептун», которая проводится в рамках проекта «Крым — перекрёсток цивилизаций», является обследование уже известных археологам объектов на дне моря, а также поиск новых. В составе экспедиции, как уточняет издание, работают более 30 специалистов — гидроакустиков и водолазов из разных регионов РФ.

По сведениям руководителя экспедиции, подлодка Д-4, предположительно затонувшая в декабре 1943 года, за годы войны совершило 16 боевых походов в ходе которых потопила несколько фашистских транспортных судов. Про лодку Л-23 известно, что она доставляла в Севастополь боеприпасы и продовольствие и предположительно затонула в январе 1944 года.

ForPost

Подводная лодка “Д-4” Черноморского флота

Подводная лодка Д-4 была заложена 14.04.1927 г. на заводе № 198 имени А.Марти (Черноморский судостроительный) в Николаеве, спущена на воду 16.04.1929 г., вступила в строй 30.12.1930 г. и 05.01.1931 г., подняв Военно-морской флаг, вошла в состав МСЧМ. С 11.01.1935 г. входила в состав ЧФ. 18-21.10.1933 г. нанесла визит в Стамбул (Турция). В период с декабря 1938 г. по 27.09.1941 г. прошла на “Севморзаводе” в Севастополе модернизацию и капитальный ремонт. Участвовала в Великой Отечественной войне: действия на коммуникациях противника у берегов Румынии, Болгарии и Крыма. Оборона Севастополя в мае-июне 1942 г.: выполняла транспортные задачи по обеспечению осажденного города. За пять рейсов доставила в город 318,6 тонн груза, из них 123 т боеприпасов, 38 т бензина, 157,6 т продовольствия, эвакуировала на Кавказ 78 человек. Всего в период ВОВ подводная лодка Д-4 совершила 16 боевых походов и произвела 6 атак с выпуском 19 торпед, потопив 20.03.1943 г. болгарский пароход “Родина” (4158 брт), 10.08.1943 г. транспорт “Boy Peddersen” (бывший советский “Харьков”, 6689 брт), 20.08.1943 г. болгарский пароход “Варна” (2141 брт) и 23.11.1943 г. транспорт “Santa Fe” (4627 брт). 04.12.1943 г. погибла в Калимитском заливе (предположительно потоплена юго-западнее м.Урет противолодочными кораблями “Uj-103” и “Uj-102” после неудачной атаки десантной баржи № 566) и 29.12.1943 г. была исключена из состава ВМФ. Переименования данной подводной лодки: до 15.09.1934 г. – “Революционер”.

D-4 Revolucioner.jpg
Подводная лодка Д-4 «Революционер» с дружественным визитом в Стамбуле, 1933 г.

Подводная лодка “Л-23” была заложена 17.10.1938 г., спущена на воду 29.04.1940 г. Вступила в строй 31.10.1941 г. и вошла в состав Черноморского флота. К началу Великой Отечественной войны подлодка находилась у заводской стенки на испытаниях, и ее техническая готовность на 01.07.1941 г. составляла 86,9%. Подлодка своим ходом ушла в Севастополь 10 июля головная подводная лодка Л-23. На ней успели установить пушки, погрузить боезапас. Все оборудование было смонтировано, но не испытано. На борту находилась сдаточная команда во главе со старшим строителем Д. В. Сталоверовым. Лодка прошла испытания у Кавказского побережья и в октябре 1941 г. была зачислена в состав Черноморского флота. Подводная лодка “Л-23” семь раз прорывалась в осажденный Севастополь. В последнем рейсе в июне 1942 г. на Л-23 из Севастополя эвакуировались руководящие работники горкома партии во главе с первым секретарем Б. А. Борисовым, председателем городского Комитета обороны. На этой лодке ушла группа военных моряков и среди них контр-адмирал В. Г. Фадеев, капитан 1-го ранга А. Г. Васильев, командир 7-й бригады морской пехоты полковник Е. И. Жидилов. На лодке находился начальник политотдела Приморской армии бригадный комиссар Л. П. Бочаров. Всего за время войны подлодка успела совершить 22 боевых похода, в которых выполнила 3 или 4 торпедных атаки (выпущено не менее 11 торпед): 09.11.1942 г. ею был поврежден немецкий танкер “Occar” (2793 брт), а 15.06.1943 г. – повредила БДБ “F-121”. Так же подлодка провела 4 минных постановки (80 мин). По румынским данным, 17 января 1944 г. в 16 милях севернее мыса Тарханкут советская подлодка атаковала немецкий охотник за подводными лодками Uj-106. Заметив атаку, охотник ушел от торпед и контратаковал субмарину глубинными бомбами. Налицо был факт потопления, так как на поверхность всплыл соляр и обломки. Лодка Л-23 на базу не вернулась. Так как в данном районе могла находиться только Л-23 под командованием капитана 3 ранга И. Ф. Фартушного, считается, что немцы уничтожили именно ее. По другой, менее вероятной версии, лодка потоплена 30.01.1944 г. в 60-80 милях юго-западнее Туапсе немецким гидросамолетом из состава 125-й морской разведывательной авиагруппы.

Подводная лодка «Л-23»

Тайна гибели подводной лодки Л-23. Олег Каминский

Советская подводная лодка «Л-23» была заложена 17 октября 1938 года на заводе № 198 в Николаеве. 29 апреля 1940 года она была спущена на воду, а 31 октября 1941 года вступила в строй и вошла в состав Черноморского флота. Надводное водоизмещение лодки составляло 1.125 тонн, подводное – 1.416,5 тонн. Лодка была вооружена шестью носовыми и двумя кормовыми 533-мм торпедными аппаратами с общим запасом 16 торпед, а также двумя кормовыми минными трубами для постановки 20 морских мин типа ПЛТ. Кроме того, лодка имела артиллерийское вооружение: одно 100-мм орудие (боезапас 150 снарядов) для борьбы с морскими целями и одно 45-мм орудие (боезапас 500 снарядов), предназначенное для отражения атак авиации противника.  Под командованием капитана 3 ранга И. Ф. Фартушного экипаж лодки активно участвовал во многих боевых операциях на Черном море. Только с 15 мая по 3 июля 1942 года «Л-23» выполнила 7 рейсов в осаждённый Севастополь, доставив 363,3 тонны боеприпасов, 263,5 тонны продовольствия, 73,6 тонны бензина и девятерых человек, эвакуировав 165 человек. Всего лодка успела совершить 15 боевых походов, находясь в море в общей сложности 256 суток. Произвела 3 торпедных атаки с выпуском 11 торпед, в результате одной из них 14 ноября 1942 года был повреждён немецкий танкер «Tenir Ossag» водоизмещением 2.793 брутто-тонн. 15 июня 1943 года на минах выставленных «Л-23» подорвался немецкий десантный корабль «MFP-121», который затонул при буксировке.

1 января 1944 года «Л-23» вышла в свой последний поход, в район Ак-Мечеть – Евпатория. По одним данным, 17 января в 16 милях северо-западнее мыса Тарханкут подлодка атаковала немецкий охотник за подводными лодками «UJ-106». Заметив атаку, охотник ушел от торпед и контратаковал субмарину глубинными бомбами. Налицо был факт, по крайней мере, серьезного повреждения лодки, так как на поверхность всплыл соляр и обломки. Без сомнения под удар попала Л-23, – только она действовала в данном районе. А по другим данным, 18 января в 10 милях юго-восточнее мыса Тарханкут лодку обнаружила немецкая десантная баржа «MFP-539» из состава конвоя «Libelli». Десантный корабль обстрелял перископ лодки из 20-мм орудия и пошел на таран. На корабле даже ощутили удар от столкновения, но никаких признаков гибели субмарины не было.

26 января на запланированный сеанс связи «Л-23» не вышла. 29 января заканчивался срок нахождения лодки на позиции, она должна была доложить об оставлении позиции и возвращении на базу, но на связь снова не вышла. Согласно современным данным гидролокации, в 17 и 28 милях севернее мыса Тарханкут под водой обнаружены два объекта. Объект № 1 идентифицирован как обломки судна, разбросанные по грунту. Координаты 45°37’N 32°13’E. Глубина около 30 метров. Объект № 2 обозначен как подводное препятствие. Координаты 45°43’N 32°00’E. Глубина около 30 метров. Возвышение над грунтом 3,5 метра. С некоторой степенью вероятности можно утверждать, что один из этих объектов является подводной лодкой «Л-23».        Но есть ещё одна версия, согласно которой лодка была потоплена 30 января в 60-80 милях юго-западнее Туапсе каким-то немецким самолетом. Но каким самолетом и как это произошло? В основном, все историки войны на море считают, что бомбы на лодку сбросил гидросамолет «Бломм-Фосс-138» из состава немецкой 125-й морской разведывательной авиагруппы, так как других самолетов в том районе, вроде, не должно было быть. Однако это не совсем так. Сравнительно недавно мне удалось узнать подробности гибели лодки, и рассказал мне об этом бывший немецкий летчик, участник роковой атаки лодки.    Мой знакомый Герхард Капелль в годы войны был бортовым радистом на бомбардировщике «Хейнкель-111» и совершил на нем более 300 боевых вылетов. Он участвовал в сражениях над Курской дугой, в небе Украины, Крыма и рассказал мне много интересных подробностей о войне. Один из эпизодов как раз и касается судьбы лодки «Л-23». Вот как об этом рассказал сам Капелль:    «В ноябре 1943 года наша 1-я группа 4-й бомбардировочной эскадры «Генерал Вефер» перебазировалась на аэродром Сарабуз в Крыму. Наша группа была единственной бомбардировочной частью в Крыму, поэтому на летчиков группы возлагалось выполнение множества боевых задач, даже таких, о которых мы раньше понятия не имели. Так наряду с обычными налетами на позиции советских войск в районе Керчи и бомбардировок железнодорожных коммуникаций, экипажи «Хейнкелей-111» вынуждены были заниматься даже дальней воздушной разведкой в юго-восточной части Черного моря. Сначала я летал в составе экипажа фельдфебеля Швенцфегера, но с конца декабря меня зачислили в экипаж опытного летчика лейтенанта Герхарда Пуклича. 30 января 1944 года наш экипаж вылетел на разведку акватории Черного моря у побережья Кавказа. С помощью радиолокационной станции мы засекли какую-то морскую цель в южной части Черного моря и стали подлетать к ней, скрываясь в облаках. В квадрате 83115 мы оказались над целью, спустились ниже и, пробив облака, увидели большую советскую подводную лодку, водоизмещением примерно тысяча тонн, идущую в надводном положении в направление порта Очамчири. Заметив наш самолет, русские моряки побежали к своей зенитной пушке. Так как мы летели на небольшой высоте, – не более 400 метров, – мы могли стать легкой целью для русских. Однако прежде чем они успели открыть по нас огнь, мы снова поднялись в облака и, готовясь к атаке, произвели полный облет цели. Внезапно в катодно-лучевой трубке нашего радиолокатора сигнал исчез и мы поняли, что лодка стала погружаться. Когда мы снова вышли из облаков, подводная лодка не успела глубоко погрузиться и была ещё хорошо видна под водой. Словно на учениях, мы под углом 30 градусов вышли на боевой курс и сбросили серию бомб, установив взрыватели так, чтобы они взорвались с небольшим замедлением. После того как бомбы взорвались под водой, на поверхности моря появилось масляное пятно. Мы произвели ещё две атаки, каждый раз устанавливая взрыватели бомб на всё большую глубину. После взрывов масляные пятна стали ещё больше, кроме того, на морской поверхности появились воздушные пузыри и какие-то обломки…   Мы взяли курс на Сарабуз. Едва я успел передать по радио на базу о нашем успехе и местонахождении, как наш левый мотор внезапно загорелся. Так как мы были на высоте всего 800 метров и долго продержаться на такой высоте с одним мотором не могли, пилот приказал передать сигнал SOS и приготовить надувную лодку, поскольку мы должны совершить вынужденную посадку на воду. Такой самолет как наш «Хейнкель-111» может продержаться на воде около десяти минут. За это время нужно успеть занести в кабину пилота сложенную в пакет надувную лодку. Затем через открытое окно кабины пакет переносится на несущую плоскость крыла и надувают с помощью баллона со сжатым воздухом. В суматохе бортовой стрелок неверно выполнил приказ:  вынимая пакет с надувной лодкой из крепления, он непроизвольно включил баллон с воздухом. Надувная лодка наполнилась воздухом и загромоздила собой весь средний отсек самолета, так что едва ли можно было передвигаться…        Было совершенно ясно, что после вынужденной посадки на воду без спасательной лодки мы все погибнем. Правда, у нас были спасательные жилеты, но мы понимали, что в холодной воде мы сможем продержаться не более чем четверть часа, прежде чем умрем от переохлаждения. Мы судорожно пытались выпустить воздух из надувной лодки, отсчитывая последние минуты своей жизни, как вдруг, уже на высоте всего 50 метров от воды, мотор прекратил гореть. К счастью, лейтенанту Пукличу удалось включить мотор, и самолет стал набирать высоту…   На высоте 1.000 метров я передал по радио наше новое местоположение. Меня спросили, актуален ли ещё сигнал SOS, посланный мной ранее. Я ответил, что поскольку мотор снова работает, сигнал SOS отменяется. Когда мы прилетели в Сарабуз, мы узнали, что одна летающая лодка «Бломм-Фосс-138» уже была готова стартовать для поиска нашего экипажа и его спасения. Правда, я сомневаюсь, что они смогли бы нас найти. На следующий день мы снова вылетели на морскую разведку в тот же район, но уже с кинокамерой, чтобы снять огромное масляное пятно в районе гибели русской подводной лодки. Но над однообразной морской поверхностью очень сложно ориентироваться, поэтому, несмотря на наши интенсивные поиски, место атаки нам найти не удалось»… Такой вот рассказ из истории давней войны. Не предвещавший ничего особенного, обычный вылет самолета, вылетевшего на воздушную разведку, закончился гибелью пятидесяти шести советских моряков…

Осталось только понять, почему с 18 января от лодки не было никаких известий, и каким образом «Л-23» оказалась так далеко от района, в котором должна была находиться. Этому есть несколько объяснений. Во-первых, судя по всему, лодка была действительно серьезно повреждена в результате атаки глубинными бомбами 17 или 18 января, при этом, вероятно, вышло из строя радиооборудование, из-за чего лодка больше не могла выходить на связь. Во-вторых, несмотря на отсутствие связи, командир бригады подводных лодок капитан 1 ранга А. В. Крестовский, находившийся на борту «Л-23», мог принять решение о продолжении боевого патрулирования лодки на позиции. В-третьих, после истечение срока нахождения на боевой позиции лодка направилась в базу, поэтому 30 января оказалась на подходах к ней. Могли быть и другие причины. 

https://www.proza.ru/2014/02/25/1313

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - l23_3.jpg